Она решила, что стоит покончить с этим раз и навсегда. Не стоит снова и снова бередить старую рану.

Вы не знаете этого человека. Джереми был сыном торговца. Семья не богатая, но состоятельная. Я училась с его сестрой, и... — она нахмурилась, — и мы полюбили друг друга.

И?..

Он хотел, чтобы я вышла за него замуж, пришлось рассказать ему правду.

Брейбрук кивнул:

Полагаю, больше вы его не видели.

Ах, как бы она хотела, чтобы дело было лишь в этом!

Напротив. Он приехал через неделю. — Кристи сделала над собой усилие и продолжала: — Только теперь все изменилось. Он предложил мне содержание. — Она замолчала, не в силах продолжать.

Вы согласились? — В его голосе не было и тени презрения.

Нет. — Кристи мечтала немедленно провалиться сквозь землю или умереть. Он говорил с ней совсем по-другому, даже смотрел как-то иначе, словно она была товаром, который можно купить.

Так почему же вы отказываетесь стать моей женой?

Почему? — Кристи подняла на него глаза. — Вы тоже предлагали мне стать любовницей! Неужели вы думаете, что я соглашусь выйти замуж за мужчину, который так ко мне относится?

Тоисhe[3], — сказал Джулиан. — Но вы мне отказали. Так же как и мужчине, которого любили.

Кристи поежилась. Любила ли она Джереми? Тогда ей казалось, что да, но сейчас она не могла ответить. Однако она была польщена тем, что он хочет на ней жениться. Джереми был бы хорошим мужем. Но любовь?..

Я отказала ему, потому что разозлилась! — выпалила Кристи.

Уголки его губ дрогнули.

Да, я могу себе представить, что вы разозлились.

Не потому, что он передумал жениться на мне. Это я поняла. Причина в том, что он хотел получить все, не поступившись ничем.

Его светлость смотрел на нее во все глаза.

Он... Конечно.

Я отказала вам совсем не потому, что ищу более выгодного предложения! — У нее и в мыслях не было ничего подобного. — Все, что от вас требуется, — сделать так, чтобы люди узнали правду. Тогда вас никто не осудит.

Кроме меня самого.

— Вас?

Отклонив мое бесчестное предложение, вы дали понять, что мне не на что рассчитывать. И приняли всю вину на себя, несмотря на существующее между нами влечение.

Кристи не хотела об этом думать. Ей было тяжело вспоминать, как все внутри трепетало от его прикосновений. Он заставил ее поверить, что эти поцелуи lля него что-то значат. Что она ему небезразлична.

Возможно, я хотела казаться неприступной.

Неприступной? Кристи, вы единственная скромница в моем окружении! — Он неожиданно рассмеялся. — Пожалуй, еще Сирена.

Ей лучше сейчас не думать о леди Брейбрук.



Это говорит о том, милорд...

Вы ясно дали мне понять, что я вам не нужен, и я дал слово, что не буду настаивать. Но не сдержал его и погубил вас.

Нет! — Ее глаза сверкали. — Это же был просто поцелуй, ничего более!

К сожалению, этого оказалось достаточно.

Вы не можете хотеть жениться на мне, — прошептала Кристи.

Кристи, может, мы оба этого и не хотим, но у нас нет выбора. Я не намерен обнародовать вашу тайну.

Она едва не задохнулась. Надо сохранить спокойствие и посмотреть на ситуацию здраво. Она может выйти замуж за лорда Брейбрука или с позором покинуть Амберли. Если она откажется, а он не сообщит всем, что она незаконнорожденная, Гарри будет вынужден вызвать его на дуэль.

Из-за ее глупого жеманства погибнет один из двух молодых мужчин. А все потому, что она не хочет принять предложение, к слову весьма для нее лестное.

Вам придется стреляться с моим братом, милорд?

Кристи, не думайте! Наша с ним ссора разрешится. Я...

Выстрелите в воздух? И чего вы добьетесь? Гарри отличный стрелок. Хорошо, я выйду за вас замуж. Вы не единственный, у кого есть совесть, милорд.

Джулиан опешил. Она поняла, что он не будет убивать ее брата, но согласилась стать его женой. Значит, она переживает за его жизнь? Она согласилась, чтобы спасти его?

Вы не единственный, у кого есть совесть, милорд.

Все очень удачно разрешилось, не так ли? Через четыре недели вас устроит?

Кристи кивнула, повернулась и вышла из комнаты.

Джулиан стоял и смотрел на закрытую дверь. Он всегда хотел обойтись в отношениях с будущей женой без романтики, которая так усложняла жизнь. Похоже, этого у него будет с лихвой. Чтобы получить одно, надо пожертвовать другим. Словно по иронии судьбы, у невесты нет ни состояния, ни связей, которые так его интересовали.

Сейчас остается только одно: написать Алкестону письмо, сообщающее, что его непризнанная внебрачная дочь скоро станет виконтессой.



Милорд?


oni-poprostu-ne-osoznayut-sili-i-vliyaniya-sobstvennih-slov.html
oni-priseli-na-lavochku-naberezhnoj-mojki.html
    PR.RU™