Она только покачала головой.

— Ты живешь в придуманном мире, Си. Судя по тому, что ты о себе рассказываешь, ты всегда был таким. Таким же как я. Живешь в плену этой иллюзии. — Она обвела рукой клуб, попирающий законы реальной физики. — Откуда тебе знать, что такое любовь?

— А вот это подло! — У меня предательски задрожал голос, но я не стал и пытаться это скрыть. — Я признался тебе, что у меня никогда не было девушки. И что я девственник. Ты поэтому так говоришь? Так вот знай, что...

— Не поэтому, — перебила она, смягчившись. — Совсем не поэтому.

— Тогда почему? Будь добра, объясни.

— Из-за Охоты. Сам знаешь. Мы оба забыли про свою цель и стали все время тратить друг на друга. А надо искать Нефритовый ключ. Уж будь уверен, Сорренто с «шеcтерками» именно этим сейчас и занимаются. И все уважающие себя пасхантеры тоже.

— Да в гробу я видал эту Охоту, эту дурацкую гонку и Холлидэя вместе с яйцом! — заорал я. — Ты меня вообще слышишь? Я люблю тебя! И хочу быть с тобой! Больше всего на свете!

Она молча смотрела на меня. Нет, не так. Ее аватар молча смотрел на мой. Наконец она сказала:

— Это я виновата, Си. Прости меня. Я позволила всему зайти слишком далеко. Надо прекращать.

— Что прекращать? — тупо спросил я. — Ты о чем?

— Нам пока лучше не встречаться.

Это было как удар в горло.

— Ты что, решила меня бросить?

— Нет, Си, — твердо ответила она. — Я не могу тебя бросить. Потому что мы никогда не были вместе. — И добавила с внезапным ядом в голосе: — Мы даже никогда друг друга не видели.

— То есть... ты просто... перестанешь со мной общаться?

— Да. Так будет лучше для нас обоих.

— И надолго?

— Пока не закончится Охота.

— Арти... Это может занять годы!

— Я понимаю. Мне очень жаль. Но так надо.

— Значит, это дурацкое наследство для тебя важнее меня?

— Дело не в деньгах, а в том, что с ними можно сделать.

— А, ну да. Будешь спасать мир. Ты же у нас так благородна, что пипец.

— Не будь таким придурком. Я искала яйцо больше пяти лет. Ты тоже. И теперь, когда мы наконец приблизились к цели, я не могу вот так взять и все бросить.

— Я тебя об этом и не прошу.

— Именно об этом ты и просишь. Просто сам не осознаешь.

Песня Синди Лопер закончилась, и Ог пустил следующий трек — James Brown is Dead дуэта L. A. Style. Клуб взорвался аплодисментами.

А я висел в невесомости и чувствовал, что в грудь мне загнали кол.

АртЗмида раскрыла рот, чтобы сказать что-то еще — видимо, попрощаться, — но тут над нами прогремел раскат грома. Сначала я подумал, что это Ог включил такой звуковой эффект, но, задрав голову, увидел в своде клуба огромную дыру, от которой по всему танцполу разлетались обломки — на такой скорости, что аватары едва успевали от них уворачиваться. А в следующий миг, паля из бластеров, в дыру полезли «шестерки» с реактивными рюкзаками на спинах.



Дальше был полный хаос. Половина аватаров ринулись к выходу из клуба, остальные схватились за оружие и принялись осыпать «шестерок» пулями, фаерболами, лазерными лучами и боевыми заклинаниями.

«Шестерок» оказалось больше сотни, все вооружены до зубов. Я не мог не поразиться их наглости — или тупости. Зачем атаковать толпу лучших пасхантеров на их же территории? Ну, предположим, кого-то из наших они все-таки убьют, но своих-то потеряют гораздо больше. Какой смысл?

А потом до меня дошло, что стреляют «шестерки» в основном в меня и в АртЗмиду. Значит, по наши души явились... Наверняка в новостных лентах уже прошло сообщение, что мы с ней засветились в «Сумасшедшем шаре». Сорренто узнал, что два лидера гонки за яйцом решили потусить в открытой PvP-зоне. Конечно, он не мог упустить такую возможность — шанс уничтожить двух главных соперников одним ударом. Ради этого стоило пожертвовать сотней отборных «шестерок».

Я понимал, что сам нарвался, и проклинал себя за глупость. Вытащил бластеры и стал палить в ближайших ко мне «шестерок», уворачиваясь от их атак. Оглянувшись на АртЗмиду, я увидел, как она за секунды испепелила десяток противников, швыряя в них синие плазменные шары. Магические снаряды и лазерные лучи обрушивались на нее сплошным потоком — и отскакивали от прозрачного щита. АртЗмида же не обращала на них никакого внимания. По мне тоже стреляли со всех сторон. Мой щит пока держался, но я знал, что это ненадолго, — предупреждение о скором отказе уже мигало на дисплее, а счетчик хитов сигнализировал о быстром уменьшении их количества.



Битва разгорелась нешуточная, и я уже понимал, что мы с АртЗмидой окажемся на проигравшей стороне.


oni-uchat-razreshat-konflikti.html
oni-vizivayut-raznoglasiya-mezhdu-lyudmi-i-voyuyut-lyubimi-sredstvami-protiv-mira.html
    PR.RU™