Они собрали 14,5 кг образцов лунного грунта.

Астронавты вернулись к лунному модулю через 4 часа 20 минут после начала первого выхода на поверхность и планировали посвятить остаток времени установке комплекта научных приборов ALSEP (англ. Apollo Lunar Surface Experiments Package) и бурению глубоких отверстий в грунте.

Центральная станция комплекта научных приборов

ALSEP на переднем плане и магнитометр - на заднем.

Оба испытывали сильную жажду и голод.

Скотт через трубочку сделал несколько глотков из контейнера с водой, который крепился к внутренней стороне шейного кольца скафандра, и съел половину «фруктовой палочки» (англ. fruit stick).

Этот питательный шоколадно-фруктовый батончик длиной около 15 см находился в кармашке тоже на шейном кольце, и до него легко можно было дотянуться губами.

У Ирвина с водой ничего не получилось, он без проблем доставал до трубочки, но вода не поступала через клапан.

Зато с «фруктовой палочкой» всё было в порядке, и он съел её целиком.

К моменту возвращения к лунному модулю астронавты отставали от графика примерно на 30 минут.

Комплект научных приборов ALSEP, чтобы его не засыпало лунной пылью во время взлёта, нужно было установить не менее, чем в 100 метрах от «Фалкона».

Хорошее место нашлось в 125 метрах к западу.

Комплект ALSEP (англ. The Apollo Lunar Surface Experiments Package) включал в себя семь приборов:

1). Пассивный сейсмометр (англ. Passive Seismic Experiment);

2). Магнитометр (англ. Lunar Surface Magnetometer Experiment;

3). Спектрометр солнечного ветра (англ. Solar Wind Spectrometer Experiment);

4). Детектор горячих ионов (англ. Suprathermal Ion Detector Experiment);

5). Прибор для изучения тепловых потоков в лунном грунте (англ. Heat Flow Experiment);

6). Холодно-катодный измеритель (англ. Cold Cathode Gauge) для измерения сверхмалого атмосферного давления;

7). Детектор лунной пыли (англ. Lunar Dust Detector Experiment).

Дэвид Скотт разместил прибор для изучения тепловых потоков, а Джеймс Ирвин - центральную станцию, радиоизотопный термоэлектрогенератор и остальные приборы.

Пока он этим занимался, Дэвид Скотт приступил к бурению.

Он соединял свёрла, каждое длиной по 53 см, по два, затем подсоединял очередную пару.

Если бы всё шло нормально, он управился бы примерно за полчаса.

Но проблемы начались почти сразу.

За 10 секунд Скотт легко углубился на глубину одного сверла, примерно на полметра, после чего был вынужден доложить, что грунт становится всё твёрже.

Дэвид Скотт бурит отверстия в лунном грунте.

Примерно через 4 минуты после начала бурения ему удалось углубиться на 162 сантиметра, но дальше бур не двигался совсем, как будто упёрся в скальные породы.



Из необходимых 294 см было пройдено чуть больше половины.

Для сравнения - в следующей экспедиции пилот лунного модуля «Аполлона-16» Чарльз Дьюк пробурил первое отверстие для эксперимента по изучению тепловых потоков почти на полную глубину в 2,5 метра ровно за минуту, а командир «Аполлона-17» Юджин Сернан сделал то же самое чуть меньше, чем за три минуты.


opasnost-operacii-dlya-hirurgicheskoj-brigadi.html
opasnost-prezhdevremennogo-otkritiya-glaz.html
    PR.RU™