Опасная зона: играем в сталкеров

Знаменитый роман Стругацких «Пикник на обочине» написан о жестком взрослом мире и для взрослых. Но он дал мне толчок к педагогическим размышлениям на темы создания развивающей среды для детей. Образ Зоны – особого пространства, организованного по особым законам – представляет собой концепцию. Только для педагогических приложений все нужно сделать гораздо менее ужасным и гораздо менее опасным.

Я довольно много фантазировал на эти темы, гуляя с детишками, вспоминая свое детство, наблюдая разные места, конструкции и сооружения. Я представлял, как здорово было бы построить такую большую-большую Зону Приключений – для детей и подростков. Чтобы ребятишки могли там путешествовать вместе с родителями. Причем начинать можно было бы лет с трех-четырех. А подростки могли бы проходить маршруты в этой Зоне самостоятельно.

Груды щебня и песка, железные и бетонные конструкции, длинные трубы и запутанные лабиринты, подвалы и подвесные мосты, грязевые болота и узкие овраги-ущелья, зеркальные комнаты и огненные препятствия… Переправы через речки и потайные места, глубокие шахты и подземные тоннели, пруды и бассейны, веревочные лестницы и высокие башни, таинственные пещеры и скользкие полы… Много чего можно было бы придумать и построить.

Наверное, когда-нибудь будут строить такие штуки для развития детей и подростков. Но пока приходится использовать просто более-менее подходящие условия. Дети-то растут уже сейчас.

У нас тут недалеко от дома строили кольцевую автодорогу. Высоченные горы песка, цепочки холмов из щебня, широченные пространства разровненного песка… Мы ходили туда гулять (когда там не велись работы). Потрясающе интересно! Можно забираться на песчаные горы, бродить между ними, сбегать с них. Можно лазать и прыгать по кучам гравия – на них не так вязнешь. Можно бегать по песчаным просторам и смотреть на цепочки своих следов. Можно просто тихо постоять, глядя по сторонам. Можно случайно в низинке влезть ногами в разжиженный водой песок – экая досада!

Мне, честно говоря, странно, что родители не выгуливают детишек в таких местах массово – как в парке. А вот подросших детишек без родителей я там замечал. Интенсивнейшая развивающая среда! И вполне безопасная. Во многих смыслах лучше самых затейливых аттракционов. Одна проблема – песок в квартире после подобных приключений. Как мы ни старались отряхнуть одежду и обувь за нашей знаменитой чертой, песок все равно сыпался из нас.



Другое воспоминание. Гуляя за чертой города, мы обнаружили лежащие на земле огромные трубы – их приготовили для замены старого теплопровода. Ну как не использовать такой замечательный объект?! Диаметр трубы – более метра. Маленькие Тима и Коля могли ходить там, не сгибаясь. А длина трубы – метров 10-15. Вы представляете?! Такой тоннель! Да еще эхо гулкое от стен, если покричать. Немного страшно, зато как интересно! А опасности практически никакой. Разве что надо следить, чтобы не измазюкаться ржавчиной со стенок. Да под ноги смотреть – а то ведь там и экскременты какие-нибудь встретить можно.

С некоторой дрожью вспоминаю железнодорожный мост через Охту недалеко от станции Лаврики. Гуляя, мы неоднократно его переходили. По сути, особо опасным его не назовешь. Но для маленьких детишек впечатлений хватало. Да и для меня тоже. Я осознанно шел на некоторый риск, чтобы научить детей вести себя в подобных местах.

Вот представьте. Мост собран из железных конструкций. Предварительно убедившись, что поезда поблизости нет, мы идем по пешеходной дорожке вдоль края моста. Дорожка эта сделана из металлических прутьев. Сквозь нее метрах в пятнадцати внизу видна пенящаяся Охта. Сбоку – очень условное ограждение, собранное тоже из металлических прутьев.

Проведя инструктаж перед мостом и крепко взяв сыновей за руки, веду их через мост – с полной концентрацией, готовый к любым неожиданностям. Не знаю, как малышам, а мне жутко. Я боюсь высоты. Я боюсь, что все же вдруг поедет поезд. Я внимательно слежу, не сломана ли где-то пешеходная дорожка из прутьев, не повреждено ли где-нибудь боковое ограждение. Опасно. Но мы должны пройти.

И вот мы миновали мост. Побыстрее отходим в место, где можно сойти с путей на идущую вдоль железной дороги тропинку. Расслабляемся. И обязательно нужно похвалить малышей за то, что они с честью выдержали такое серьезное испытание.



Наверное, кто-то меня осудит. Но я не представляю, как можно вырастить мужчину, сплошь и рядом ограждая его от всех опасностей. Рано или поздно он с ними ведь все равно столкнется. Даже искать их будет. Поэтому, на мой взгляд, разумнее с самых ранних лет готовить мальчишек к трудным и опасным ситуациям, учить четко действовать в них, учить собранности и спокойствию.

Один раз я все же сделал явную глупость. На прогулке в окрестностях Питера мы увидели здоровенную бетонную конструкцию, наискосок торчащую из земли. Нам захотелось по ней взойти. Что мы и сделали. Ширина этой штуковины была не более полуметра. А конец ее, на который мы смело взобрались, поднимался на высоту метра три от земли. Я, разумеется, держал сыновей за руки и был готов не дать им упасть. Но вот как бы я это сделал, балансируя на столь узком месте и страхуя одновременно двух маленьких детей?!

Слава Богу, все тогда окончилось благополучно. Голова ни у кого не закружилась, никто не баловался, никто не испугался. Все было четко. Мы посмотрели вниз с высоты, а потом спокойно вернулись на землю. Но я еще долго ругал себя за то, что действовал слишком импульсивно, не подумав, недооценив степень риска.

Общий принцип моих действий во всех подобных ситуациях один и тот же: я стараюсь максимально адекватно оценить опасность, возможности детей (по возрасту, по физической подготовке, по психологическим особенностям), а так же свои возможности для подстраховки. Если ребята ведут себя правильно, если ситуация заранее ответственно продумана, то даже в «ужасных» с точки зрения неподготовленного взгляда опасных играх и тренировках риск сводится к минимуму.

Если идти от нашего дома в лесопарк Сосновку (один из обычных семейных маршрутов), то по дороге мы переходим небольшой мост через Муринский ручей. Обычно люди идут себе по мосту – и ничего такого особенного не изобретают. А вот детишкам хочется пройти с наружной стороны перил. Разумеется, это приключение не для малышей. Идти нужно по узкому карнизу (шириной около 10 см). Я объясняю, что руки надо перецеплять обязательно по одной, что нельзя торопиться и пижонить, что нельзя мешать друг другу и отвлекаться.

Упасть в воду с высоты нескольких метров никому не хочется. Поэтому опасную переправу дети осуществляют максимально внимательно и сосредоточенно. А я иду рядом и страхую. И периодически напоминаю, что концентрацию необходимо сохранять вплоть до самых последних метров пути.

Хочу отметить, что я никогда не подталкиваю ребят на такие вещи, не подзуживаю, не уговариваю. Просто следую их инициативе, слегка остужая буйные головы, напоминая о реальных опасностях, показывая и объясняя оптимальные способы действий.

И последнее, о чем хочется тут сказать – лазание по деревьям. Опасно, конечно, весьма и весьма. Особенно если дерево высокое, а ребенок маленький. Мне, как родителю, всегда страшно. Но я пересиливаю себя, заставляю себя молчать. Потому что понимаю, как важно для моего ребенка освоить это дело. Я помню, как сам в детстве любил лазать по деревьям.

Какова моя роль в данной ситуации? Во-первых, заранее подробно объясняю, как важно правильно оценивать прочность веток и сучков, за которые цепляешься и на которые ставишь ногу. Напоминаю, что лезть следует поближе к стволу – так меньше шансов обломить ветку своим весом. Во-вторых, категорически запрещаю любое баловство на дереве. В-третьих, учу перецеплять руки и ноги по одной – так легче удержаться, если вдруг ветка оказалась непрочной. Ну и в-четвертых, стою под деревом, готовый свое чадо ловить.

В свое время я прочитал у Никитиных простой принцип: не подсаживать ребенка туда, куда он сам залезть не может. И практически на 100% его придерживался. Обычно преодолеть расстояние от земли до самой нижней ветки – это наиболее трудная часть пути на дерево. И если ребенок сумел туда вскарабкаться, то значит, он уже достаточно подготовлен, чтобы лазать и выше. Однако иногда я отходил от данного строгого правила – просто чтобы дать малышу посидеть на нижних ветках, почувствовать особое состояние радости человека на дереве. В детском садика у нашего дома есть несколько очень удобных для этого вязов – ребенок сидит на высоте 1,5-2 метра, а я могу его надежно подстраховывать.

Вообще есть такое понятие – «дерево, на которое удобно залезать». На прогулках мы такие деревья искали и, найдя, запоминали. Иногда даже ходили куда-то далеко, чтобы полазать на удобных деревьях. Например, в Политехнический парк – там есть чудесная роща невысоких и очень корявых яблонь с большим числом достаточно толстых веток. Просто лазательный рай для малышей! Все яблони разные, на каждой немного своя специфика. А высота минимальная (1-2 метра).

Хочется тут обратить внимание, что смысл не только в том, чтобы залезть на дерево и слезть обратно (слезать, кстати, обычно труднее). Смысл не только в том, чтобы использовать сложное пространство ветвей для физического развития. Смысл еще во многом и в том, чтобы побыть на дереве, посидеть среди ветвей и листьев, интимно пообщаться с деревом как с живой сущностью, посмотреть на мир вокруг с другой позиции… Это все психологически важные переживания. Для кого-то они более значимы, а для кого-то менее. Но для каждого из нас в них есть нечто глубинное, архетипичное.

Завершая данную главу, еще раз уточню свою позицию. Я вовсе не за то, чтобы разрешать детям играть на стройплощадке или на проезжей части! Просто, по-моему, любой родитель или воспитатель должен иметь в виду: ребенка (особенно мальчишку) обычно тянет испытать свои силы в сложных и опасных ситуациях. Это реальный психологический и педагогический факт. Это проявление фундаментальных потребностей развития.

Разумеется, я никого не призываю действовать так, как действовал я. Вы можете прочитать описание моего родительского опыта, ужаснуться и никогда не делать ничего подобного. Вы можете сами сделать свои выводы. Каждый родитель сам отвечает за свой выбор в таких серьезных вопросах.

Случались ли у нас травмы? Бывало. Но ведь это и почти в любом спорте так, и даже просто зимой на горке. Вообще трудно представить себе ребенка, который вырастает совсем без травм. И сам я в детстве получал травмы, лез во всякие опасные места: на скалы, на крыши, на маяк у залива…

Участие взрослого в опасных детских играх, на мой взгляд, позволяет существенно уменьшить риск, позволяет пошагово учить детей трезво оценивать опасность и свои силы. Правильная психологическая позиция в сложной ситуации исключительно важна. Не только посмотреть в кино, как крутые парни выделывают потрясающие трюки, но и посмотреть интервью с каскадерами – как тщательно готовится каждый трюк, как серьезно продумываются все нюансы, каждый элемент, каждое движение. Мы всегда обсуждали такие вещи.

Серьезных травм у нас, слава Богу, все же не было. А те, которые случались, происходили либо по причине того, что я не вовремя отвлекся, либо когда дети гуляли одни, либо по неожиданным причинам. Всего ведь не предусмотришь.

Итак, я не маньяк и не безрассудный человек. Я очень люблю своих детей. И мне хотелось помочь им осваивать окружающий мир – не только в мягких и комфортных условиях, но и в ситуациях, сопряженных с опасностью и риском. И здесь вопрос не только тренировки. Здесь речь идет в значительной мере и о самом переживании приключения.

Потребность в приключениях

Если бы мне предложили составить список наиболее фундаментальных человеческих потребностей, то на одно из первых мест я бы поставил потребность в приключениях. В разном возрасте у разных людей она проявляется по-разному.

Под словом «приключение» я понимаю нечто необычное, из ряда вон выходящее, что-то удивительное и неожиданное. Душа человека тянется к таким ситуациям. И если эту тягу не удовлетворять, то получается плохо: энергия застаивается, коверкается, извращается и переходит в более или менее деструктивные формы поведения.

Приключение не обязательно должно заключаться в плавании на пиратском корабле за сокровищами. Мы можем устраивать небольшие приключения для наших детей в обычных жизненных обстоятельствах. Подходящих условий – масса. Надо просто понять, что потребность в неожиданном, в новом, в выходящем за привычные рамки – это естественная и очень важная потребность ребенка и подростка. Принцип прост: если мы не будем организовывать необходимые приключения детям, то они, скорее всего, будут сами искать и создавать себе приключения. И далеко не факт, что будут при этом действовать конструктивно и разумно.

Ясно, что наши возможности не так уж велики. Но многое нам по силам. И главное: раз мы «делаем» приключение, мы сами должны стать его участниками, мы должны двигаться в стихии новизны и необычности вместе с детишками, мы должны сопереживать им – даже если ситуация кажется вполне банальной.

Когда Тима и Коля были в дошкольном возрасте, для них обычная поездка в трамвае или автобусе представляла собой нечто нестандартное, а потому весьма интересное. И я ввел в наши прогулки простую вещь: иногда вдруг предлагал сынишкам прокатиться на подъезжавшем к расположенной неподалеку остановке трамвайчике. Чисто спонтанно. И обычно в конце прогулки – ходили уже много, ножки устали, хорошо бы посидеть на чем-нибудь мягком, отдохнуть. А тут видим такой симпатичный трамвай! И скорее в него! Успели! Едем. Куда? Да куда-нибудь. Сколько захотим, столько и будем ехать. А потом вылезем и подумаем, как добраться домой.

Вы понимаете, в чем соль? Нет плана, нет схемы, нет подготовки. Мы едем в неизвестное. Мы ощущаем себя совсем иначе, чем когда делаем что-то привычное и запланированное.

Однажды мы с сыновьями, поехав зимой загород и гуляя по берегу Большого Кавголовского озера, вдруг решили обойти его по периметру. Решили – и пошли. Мы двигались по льду вдоль самого берега, поросшего лесом. Пасмурное зимнее небо висело совсем низко. Иногда попадались следы зверей и птиц. Мы ощущали себя первопроходцами.

Идти было далеко. А еды с собой захватили немного (не рассчитывали на дальнюю прогулку). Но и горсточка изюма на каждого оказалась очень кстати. Короткий зимний день кончался. Мы шли в сумерках, ориентируясь по краю озера и по шуму железной дороги. Потом двинулись напрямик через лесок – совсем без дороги, точно не зная правильного направления. Но вскоре мы выбрались на проселочную дорогу, по ней дошли до станции, сели в электричку…

Приключением может стать и обычное катание на лодке. Особенно если дать малышам погрести. Помню, с каким энтузиазмом четырехлетний Тимошка греб одним веслом – в полном соответствии со всеми правилами. А я подгребал вторым веслом. Мы плыли через большое озеро к неизвестному берегу. Как воспринимает такую ситуацию ребенок?

Сходить в театр или в цирк, неожиданно завалиться к кому-нибудь в гости, покататься на катере, не ложиться спать до глубокой-глубокой ночи… Маленькие приключения для детей ждут нас на каждом шагу. Их можно даже чуть-чуть планировать заранее, но главное – они должны нести новизну и необычность.

И даже так: если мы занимаем соответствующую внутреннюю позицию, то мы легко превращаем любые будничные ситуации в небольшие приключения. Вот вы любите вместе с ребенком смотреть в окошко во время езды в троллейбусе? А можете разрешить своему чаду пообедать, сидя на шкафу? Ну хоть разочек! Чем не приключение?

По мере взросления детишек и приключения должны усложняться, делаться иными. Побывать на крейсере «Аврора» теперь уже не кажется столь интересным и заманчивым. Обойти лесопарк Сосновку по новому маршруту уже совсем нетрудно. Да и маршруты там все давным-давно изучены.

Тут нам очень кстати пришелся туризм. Да и скалолазание тоже. Коля даже пошел в трех последних классах учиться в ту школу, при которой велась вся эта туристическая работа – так понравилось участвовать в походах, соревнованиях и просто в общей тусовке.

Сейчас я воспитываю одну Машу и вижу, что девчоночьи приключения отличаются от мальчишечьих. Доченьку не тянет путешествовать автостопом, исследовать холмы и леса, изучать далекие парки… Значимые для нее приключения – это интересное общение, новогодний праздник, поездка в другой город, возможность пожить в другой семье, установление дружеских отношений с новой собакой или кошкой, посещение магазина, в котором продается множество красивых вещей…

Может быть, вы скажете, что в данной главе я говорю о совершенно очевидных вещах? Разумеется. Но сколько я вижу взрослых, которые катастрофически не учитывают потребности детей и подростков в приключениях! Да и вся массовая система воспитания и обучения учитывает данную потребность явно недостаточно.

Скандалы и капризы, плохая учеба и зацикленность на компьютерных играх, хамство и неврозы довольно часто во многом происходят от нереализованности фундаментальной потребности растущей личности в приключениях. До учебы ли, когда так хочется попутешествовать и увидеть что-то новое?! Откуда возьмется нормальное поведение, если чадо чувствует, что взрослым наплевать на то, что для него очень важно?! Остаются компьютерные и телевизионные приключения – хоть какая-то психологическая компенсация дефицита реальных переживаний.

С малышами тут и проще, и сложнее, чем с более старшими ребятами. Проще – потому что малыши в целом послушнее. Да к тому же, масштабы и разнообразие приключений им требуются не шибко глобальные. Сложнее – потому что маленького ребенка взрослому обычно труднее понять. То, что для взрослого является банальным и неинтересным, для малыша может нести потрясающую новизну.

Приключение развивает ничуть не хуже, чем логические игры или занятия рисованием. Включаются особые психологические механизмы интенсивной адаптации. Ребенок переходит в состояние активного поиска, активного обмена информацией, активного переживания. А потом есть, что вспомнить.

«Наприключавшееся» чадо делается гораздо более восприимчиво к учебной и другой развивающей информации, спокойнее себя ведет, испытывает меньше внутренних напряжений. Удовлетворенная энергия развития начинает течь гармоничнее, мягче, конструктивнее. Правильно чувствуя необходимые и разумные дозировки приключений, мы увереннее регулируем и другие аспекты процесса воспитания и обучения.

Игрушки для улицы

Кроме обычных совочков, формочек, ведерок, машинок и мячиков я иногда делал что-то свое. И позволял детям проявлять инициативу в плане выбора необходимого оснащения для прогулок.

Первое – это, конечно, разнообразные палки. Я весьма серьезно отношусь к такой древнейшей детской игрушке, которая одновременно является и хорошим приспособлением для спортивных тренировок. Мы выбирали подходящие палки, хранили их в коридоре у входной двери или в тамбуре на лестничной площадке. Хорошие, удобные палки служат нам годами.

Если палка используется для улицы, то она, естественно, пачкается. Поэтому удобно сразу определить, какой ее конец будет нижним (обычно более тонкий), а какой – верхним. Бывали случаи, что я даже мыл «особо ценные» уличные палки – если они делались уж очень грязными.

Далеко не каждая ветка, которую ребенок подберет на улице, будет хорошей игрушкой. Может быть, она нужна всего на минуту-другую, чтобы постучать по луже, поковырять грязь или просто помахать от избытка энергии и энтузиазма. Иногда я слышу, как мамаша говорит своему чаду: «Брось эту палку! Она грязная! Фу! Брось эту гадость сейчас же, а то измажешься – и мы пойдем домой!» И мне сразу же делается грустно-грустно: малыш не получит необходимых ему впечатлений, благоприятные возможности для развития будут упущены, самостоятельность и творческая инициатива не смогут реализоваться, мама в недалеком будущем столкнется с последствиями своей недальновидности и своего непонимания психологии ребенка…

Между прочим, палка как раз и поможет не очень пачкаться – ведь ею можно ковырять и трогать гораздо более грязные объекты. Да и вообще, есть такой факт: дети на прогулках часто пачкаются. Если проводить разумную линию и не допускать совсем уж свинства, то можно извлечь немало пользы для развития ребенка, разрешая ему повозиться и не в самых чистых местах. Заодно, кстати, можно прививать навыки аккуратности и гигиены, объясняя допустимые границы в данном вопросе.

Но палка может служить и более цивилизованным целям. Например, быть посохом на дальних прогулках. Палкой можно стучать по забору или по стенке. А еще ею удобно рисовать на земле или даже писать математические примеры.

Если захотелось попрыгать, то папа подержит палку на необходимой высоте, а детишки с разбега будут ее перепрыгивать. А если захотелось поползать, то папа держит палку совсем низко (над чистой и мягкой травой), а ребята под ней проползают.

О длинную палку можно опираться, перепрыгивая канаву или переходя ее по тонкому и скользкому бревнышку. При встрече с зарослями крапивы или чертополоха палка превращается в меч – и вперед, в бой, рубить врагов! Право, я не знаю более универсального предмета!

От столь хвалебной оды в похвалу обычным-преобычным палкам перейду теперь ко всяким мелочам. Например, вы пробовали положить теннисный мяч в полиэтиленовый мешок и завязать? Такой штукой удобно кидаться в лесу – и не укатывается, и видно хорошо, и ловить легко.

Или вот сделал я как-то маленьким Тиме и Коле для игр на улице топорики из толстой фанеры. Топорики были совсем крошечные – как раз по размерам ладошек малышей. Сыновья очень полюбили новые игрушки. На зимних прогулках они рубили топориками комья слежавшегося снега – получалось эффективно. Да и просто ведь приятно малышу идти и чувствовать, что у него в руке есть почти настоящий топорик.

Мастерили мы и луки со стрелами. Наиболее удачной оказалась конструкция, где сам лук не гнулся, а тетива была из резины. Два маленьких лука были почти одинаковые. К каждому из них прилагались две стрелы с поролоновыми наконечниками и колчан на веревочке – чтобы носить через плечо. Все это было гораздо лучше, чем то, что продается в магазине. Это были вещи, не штампованные, а сделанные руками, вживую.

В безветренную и сухую погоду на улице бывает интересно попускать самолетики из бумаги. Большинство из нас умеют делать их с детства. Надо лишь немного попрактиковаться, чтобы они получались с хорошими аэродинамическими качествами. После какого-то числа неудачных попыток наконец начинают получаться самолетики, которые летают плавно и далеко. Так и кажется, что мы летим вместе со скользящим по медленно снижающейся длинной дуге самолетиком – сложенным кусочком бумаги, сливающимся со стихией воздуха.

Иногда мы брали на улицу игрушку покрупнее. Например, небольшую туристскую палатку. Выходили за черту города в поле и там ее ставили. Для ребят это целое дело! Потом в палатке играли пару часов, смотрели из нее через маленькое окошечко, закрывали-открывали вход. Свой небольшой домик в огромном поле – это особое состояние!

Однажды родилась замечательная нестандартная игра. В тот раз мы взяли с собой большой верхний тент от нашей палатки. Разложили его на траве. С нами были еще две девочки – подружки старшей дочки. И вдруг одна из этих девочек предложила: «Давайте червячиться!» От слова «червяк» она образовала сей глагол. И, показывая пример, нырнула под разложенный на траве тент. И поползла там. Ну, и все – за ней.

Со стороны выглядело немного диковато. Верный своим принципам, я влез под тент и поползал там какое-то время. Впечатление сильное! Ты оказываешься вдруг в очень ограниченном пространстве. Теряется ориентация. Делается немного страшно: а выберусь ли я из этого полумрака, где не видно никаких путей? Ну, точно, как червяк под землей. Только он привыкший к такой жизни, а я нет. Скорее вперед, к свету! Вот и выбрался! Ух!

Когда испытаешь что-то сам, гораздо легче понять другого человека в сходных обстоятельствах. В педагогике этот принцип работает точно так же, как и в других областях. Я до сих пор рад, что не пошел тогда на поводу у своей взрослой инерции, а все же полез под тент «червячиться». Иначе я упустил бы 90% полезной информации из той ситуации.

Настрой взрослого, его интерес к детским играм, его видение безграничных возможностей для развития ребенка, которые заключены в самых обычных игрушках, в самых обычных предметах – все это ключевые моменты.

Существует масса игрушек для улицы, которые вы можете купить в магазине. У нас они тоже были в изобилии. Здесь же я упомянул о некоторых очень простых – тех, которые доступны и достаточно многофункциональны. И главное – я старался передать настроение, отношение, творческий принцип создания и использования игрушек для улицы.

У озера

Детишки любят поиграть у воды. Про купание и говорить нечего. Сия тема была в нашей семье весьма актуальна. Чтобы не писать банальных вещей (типа того, что купаться – это хорошо и полезно), я приведу несколько коротких зарисовок, которые часто всплывают у меня в памяти.

Однажды мы поехали загород и гуляли около большого озера. Бродили вдоль берега и дошли до расположенного на мелководье длинного, уходящего далеко в озеро дощатого причала для лодок. Маленькие Тимоша и Коляша тут же отправились на причал, а я остался прогуливаться по берегу, наблюдая за сыновьями и любуясь окружающей природой.

Прошло довольно много времени. Мальчишки чем-то увлеклись на дальнем конце причала. Я им не мешал. Видел, что ребята не балуются, не теряют осторожности. Ну и не волновался.

Но вот наконец сыновья позвали меня посмотреть, чем они все это время занимались. Оказывается, Тима и Коля изобрели исключительно оригинальный метод измерения глубины воды, использовав подручные средства: валявшиеся на причале окурки и гвозди (и те, и другие были там в изобилии). Ребята брали окурок, втыкали в него гвоздь и кидали в воду. Сначала гвоздь с окурком опускались на дно. Затем окурок отцеплялся (так как был слабо прикреплен) и медленно всплывал. Парни считали, сколько времени он движется к поверхности («раз, два, три…»), и таким образом определяли глубину озера в данном месте в относительных единицах. Разумеется, измерения проводились в разных местах причала.

Я изрядно удивился, конечно. У меня, слава Богу, хватило ума не ругаться по поводу игр с окурками. Я от всей души похвалил сыновей за изобретательность. И организовал тщательное мытье рук тут же в озере. И до сих пор удивляюсь: надо же такое в голову им пришло!

Измерение глубины – весьма интересная тема. Многими годами позже Тима и Коля организовали измерение расстояния до дна в лесном озере у нас на даче. Из дома несли довольно увесистую железку и длинную веревку. Опускали веревку с грузом на конце в темную воду с мостков. Озеро там у нас с краев заросшее. Поэтому в том месте, где есть открытая вода, уже очень глубоко. Выяснили: глубина – 4 метра!

Кстати, учил плавать я сыновей там, обвязывая их вокруг пояса длинной и прочной альпинистской веревкой (второй конец держал в руках). Забавно, вроде, но оказалось очень удобным методом. Потом и Машу так же учил плавать.

На озере очень интересно. Можно просто сидеть и смотреть на стрекоз, на мелкие волны от временами набегающего ветерка, на отражающиеся в воде деревья и небо… Можно соорудить кораблик и запустить его в плавание. Можно наблюдать за прячущимся в тине у самого берега лягушонком…

Лесное озеро – это здорово. Но и недалеко от города встречаются интересные места у воды. Меньше, чем за час мы добираемся от дома до пруда в поселке Мурино. Он неглубокий, заросший, довольно грязный. Но там живут рыбы! У небольших мостков плавают стаи мальков. И так хочется их поймать!

Мы серьезно собираемся на рыбалку: берем ковшики (по штуке на каждого), трехлитровую стеклянную банку, булку для прикорма. Все это я несу в рюкзаке, по дороге инструктируя Тиму, Колю и совсем маленькую Машу о правилах рыбной ловли с хлипких мостков.

Добравшись до пруда, мы ставим на землю банку, кидаем в воду немного булки. И начинается процесс. Я морально готов к тому, что кто-то все же в азарте свалится в воду. Глубина тут по колено, но ведь все равно было бы некстати. Однако рыбаки сохраняют осторожность и умудряются, свешиваясь с мостков, не сваливаться в воду и не спихивать друг друга. Они постоянно бегают на берег и переливают в банку отловленных мальков. Мостки делаются мокрыми и скользкими, вода льется детям на ноги, но ничего – погода теплая.

Наконец всем надоедает. Разглядываем мальков в банке. Ощущаем гордость и удовлетворение. Затем воду с мальками выливаем обратно в пруд. Мальки рады, мы тоже. Собираем орудия лова и потихоньку направляемся домой. А я иду и все удивляюсь: как же никто в воду не свалился?! Ведь, казалось бы, условия были самые подходящие.

На всех озерах, куда мы приходили летом, обязательным элементом было строительство на берегу системы каналов, дамб, плотин и запруд. Мальчишки могли играть так часами. А от меня требовалось совсем немного: притащить с собой в рюкзаке достаточное количество удобных совков и ведерок. Совки – чтобы рыть песок. Ведерки – чтобы носить воду из озера и лить ее в запруды.

А в холодную погоду на берегу тоже интересно. В воде встречаются красивые камушки. Кто-то катается на виндсерфинге. Летают и кричат чайки. На волнах играют блики солнца. И главное – простор!

Общение с Природой

Отношения ребенка с Природой обычно проще и естественней, чем у взрослого. Природа – это развивающая среда, которая воспитывает и учит нас тысячи и тысячи лет. Что может быть фундаментальнее? Новые методики или оригинальные идеи? Современные игрушки? Технические устройства?

Использование природных объектов в качестве развивающей среды для детей и подростков обладает таким широким диапазоном возможностей, что трудно даже вообразить. И все это совсем рядом. Но часто родители блокируют эти предоставляющиеся на каждом шагу возможности, не замечают их.

Например, такая простая и доступная вещь, как зимой поваляться в снегу. Если одежда достаточно теплая, то ребенок не замерзнет. Если одежда еще и подходящая, то снег не забьется в рукава, в сапоги и за шиворот. И можно тогда бултыхаться в сугробах, кататься с боку на бок по заснеженной земле, ползать на животе… А можно лежать на спине и глядеть в небо…

А вы ездите с детьми весной в лес смотреть первые подснежники? У нас многие годы это было своеобразной семейной традицией. Так же, как и отыскивание в городе первых цветков мать-и-мачехи и одуванчиков. А радость встречи с первой весенней бабочкой! А зацветающие весной во дворах деревья!

Выезжая с детьми в лес, я старался немного способствовать их играм и занятиям. Я рассказывал то, что знаю про жизнь и порядки в большом муравейнике рыжих лесных муравьев. Мы стояли и смотрели на них, постигая удивительную взаимосвязность действий этих насекомых. Я показывал ребятам, что можно собирать валяющиеся на земле еловые шишки и кидать их в болотце. Я объяснял, что такое смола. Мы пробовали на вкус заячью капусту. Мы искали грибы и учились отличать съедобные от несъедобных.

Мы кормили уток и белок, наблюдали за синичками и ласточками, замирали при виде гадюки, удивлялись необычной птичке… Я просто отдавал себе отчет, как все это важно.

Я могу до бесконечности вспоминать самые разные события, случавшиеся с нами в лесу, в поле, на берегу озера, в парке, во дворе… Их было так много, что хватит на десяток книг. И большинство были совсем простые. Увидели на пляже большого ужа. Долго-долго брели по пригородным полям и дошли до неизвестного нам ранее водоема. Ловили в тине на мелководье головастиков. Слушали стук дятла. Развели костерок на камне. Видели огромное количество крошечных лягушат, вылезших из озера и прыгавших через дорогу в лесок…

Отправляясь летом с детьми на прогулку из города в поле, я всегда брал с собой большой полиэтиленовый пакет – туда мы складывали обувь, выбравшись на чистые полевые тропинки. Идешь босиком по теплой земле, ощущаешь ногами мелкую травку, маленькие бугорочки и камушки… – и сразу чувствуешь себя гораздо ближе к Природе, к ее безграничным энергиям, к ее гармонии.

И так вдруг захочется подольше пожить загородом! Для этих целей у нас очень кстати есть дача. И следующая часть книги – о филиале нашего семейного развивающего центра, расположенном в небольшом садоводстве в часе езды от Петербурга.


operativnaya-analiticheskaya-obrabotka-dannih-olap.html
operativnaya-hirurgiya-grudnoj-stenki-i-organov-grudnoj-stenki.html
    PR.RU™